Бессознательный характер жизненных сценариев

Мы подчеркиваем глубоко бессознательный характер жизненных сценариев (бессознательное идеологическое и психологическое, бессознательное в форме над – и доязыковой символики) во всем диапазоне от любви до политики и искусства. Однако в отличие от всей психоаналитической традиции мы утверждаем собственное несексуальное содержание этих сценариев, признавая существование и специфических сексуальных сценариев.

Сценарии в целом не являются тенью, эхом сексуальности, хотя они имеют сексуальные истоки, точнее, коренятся в процессах гоминизации сексуальности, протекающих как в жизни каждого индивида, так и в ходе социального развития. Фетишизация женской сексуальности в свете сказанного оказывается продуктом исторической сегрегации полов и наблюдаемой в последние десятилетия эмансипации женщин. В связи с этим начинают радикально меняться не только сексуальные сценарии мужчин и женщин, но и жизненные сценарии самореализации индивидов.

В нашей стране сценарии становятся все менее мистифицированными и опоэтизированными: они эволюционируют в сторону большей прагматичности и практичности, достигая при этом уровня мировых стандартов повседневного «буржуазного» и «мещанского» отношения к жизни, т. е. всего того, против чего революционными средствами сражался большевистский романтизм. Таким образом, коррекция сценариев, идущая в ходе перестройки на глобальном уровне, дополняется целенаправленной психотерапевтической работой на локальном уровне.

В результате из-под многочисленных напластований высвобождаются основные культурные матрицы сценарного поведения, своего рода коды человеческой жизни в современной цивилизации. Меняется и роль этих кодов: они начинают действовать в направлении развития индивидуальности как таковой вне какого-либо заданного масштаба, а потому из цивилизационных кодов превращаются в культурные.

В заключение приведем высказывание И. С. Кона о протекающих ныне процессах ломки традиционных культурных стереотипов половой принадлежности и ограниченности индивидуальности. «Ломка традиционной системы половой стратификации вызывает перемены и в культурных стереотипах маскулинности фемининности.

Прежде всего, они становятся менее жесткими и полярными. Как и социальные роли, далеко не все человеческие качества дифференцируются по полу. Кроме того, идеалы маскулинности и фемининности сегодня, как никогда, противоречивы.

Традиционные черты в них переплетаются с современными, они значительно полнее, чем раньше, учитывают многообразие индивидуальных вариаций, отражая не только мужскую, но и женскую точку зрения». Автор подчеркивает, что женская асексуальность—миф, а потому игнорировать это знание сегодня не только глупо, но и безнравственно, «негуманно по отношению к женщине».