Ценности патриархального общества

Очевидно, что иллюзорными были бы надежды на неоязыческое возвращение в природу путем отрицания всех, ценностей патриархатного общества с его опорой на чистую волю и разум. Надежды западных интеллектуалов на восстановление матриархата как мира по ту сторону нынешнего социального и исторического порядка утопичны, ибо матриархат никогда не существовал, а следовательно, он невозможен в качестве ближайшего и желанного будущего человечества, как невозможно повторение вне творчества нового.

Однако даже такой проницательный аналитик, как Э. Фромм, провидя позитивные и негативные аспекты «патриархального комплекса», призывает к его преодолению на основе создания социально-атопических образований (т. е. не укорененных в нынешней социальности). Фромм пишет: «Позитивные аспекты патриархального комплекса — это разум, дисциплина, совесть и индивидуализм; негативные аспекты — иерархия, угнетение, неравенство, порабощение».

Тут настоящие виагра отзывы от реальных покупателей виагра отзывы

Подвергая критике новейшие неоматриархатные устремления, мы вовсе не защищаем патриархальную систему, в которой и реализуются господствующие ныне сценарии. Патриархатную идеологию нельзя списать со счета: ее оживление достаточно заметно и в условиях перестройки. Так, известна программная в плане возрождения патриархатной идеологии статья К. Раша в «Правде». Но посмотрим, как резко обрушивается на эту статью идеолог советского феминизма О. Воронина (и особо обратим внимание на примечание редактора к цитируемому пассажу).

«…В последнее время в печати все чаще появляются высказывания о том, что женщины — это изначально дрянные и порочные существа. Самые яркие примеры такой идеологии содержит статья К. Раша «Всех царств дороже». По мнению автора, женщина негодна ни для чего: ни для работы на производстве (там от нее один вред, да и работает она исключительно из тщеславия), ни для воспитания детей (феминизация воспитания оценивается им как национальная катастрофа).

Поэтому, учит нас К. Раш, женщина должна добровольно (?! — С. Н.) стать на второе место» позади мужчины, ибо «нет для женщины работы на свете, требующей большей сметливости, чем домашний очаг». Воспитанием же (причем речь идет только о мальчиках, а девочек наш оппонент вообще в расчет не берет) займутся не просто мужчины. Это будут лучшие из них — офицеры, и делать это они будут в лучших воспитательных учреждениях — военных училищах. Столь же прямолинеен К. Раш и в своих конечных выводах: по его мнению, все, ну просто все проблемы исчезнут, как только мы поймем, что есть на свете только одна проблема — уважение к мужчине как патриарху и подчинение ему как командиру и начальнику. На мой взгляд, статья К. Раша прекрасно иллюстрирует идеологическое единство консервативных, патриархальных и антидемократических идей.

Мы позволим себе не согласиться с примечанием редактора, поскольку речь идет о статье, опубликованной в «Правде» при ее прежнем консервативном редакторе. А сама статья, в сущности, соскальзывает от пресловутой концепции «четырех К» к патриархальной идеологии китайского крестьянства, исходя из которой рождение девочки рассматривалось как великое несчастье для родителей…

На наш взгляд, рассуждения консерваторов, вообще, и националпатриотов, так сказать «наших современников», в частности, по проблемам женщин вовсе не преследуют цель освещения положения женщин. Эти рассуждения идут как бы по поводу женщин и выявляют социальные комплексы консервативного толка наших оппонентов. Так и статья В. Распутина в третьем номере (1990) «Нашего современника» под характерным заглавием «Шерше ля фам» лишь выбалтывает серьезную социально-консервативную проблематику тогдашнего члена президентского совета и идеолога всех националпатриотов. И именно этим обстоятельством она отличается от феминистски ориентированной контроверзы Ф. Ницше — Л. Толстого, зафиксированной в русской культуре.