Эволюция социальных ролей мужчин и женщин

Эволюция социальных ролей мужчин и женщин, ускорение эмансипаторских процессов, несомненно, изменяют характер современной семьи. Б. Н. Миронов полагает, что невозможно вернуться к старой форме семьи патриархального типа: «Если мы хотим жить в правовом демократическом государстве, нам нужно не пытаться реставрировать большую патриархальную семью, а всеми силами развивать малую демократическую семью.

Было бы непростительной лысенковщиной надеяться изменить общество, пока остается неизменным характер отношений в семье, носительнице социального наследования. Осмысленный протест женщин против мужчин, детей против родителей, их борьба за большую самостоятельность, свободу, инициативу, наблюдаемые в настоящее время, мне представляются верным признаком грядущих перемен в обществе».

Автор далее подчеркивает: «Общество не может быть свободным, если одни его члены доминируют и угнетают других, независимо от того, кто угнетается — женщины, дети или старики. Демократизация семьи готовит демократизацию общества». Именно так следует ставить вопрос: от освобождения семьи, освобождения женщины — к освобождению общества в целом!

Часто говорят о кризисе современной семьи, но если принимать стремление к свободе за кризис, то да здравствует такой кризис! Ведь и перестройка — проявление кризиса нашего общества, однако из этого тезиса могут быть сделаны прямо противоположные выводы. Таковы выводы Б. Ельцина и А. Зиновьева.

Если первый полагает, что перестройка излечивает социальный организм, но идет при этом недопустимо медленно в своем аппаратном варианте и ее следует резко ускорить, то второй считает перестройку острым продолжением кризиса общества, яркой формой болезни. Зиновьев применил даже термин «катастройка» — синтез понятий катастрофа и перестройка. Вывод у него иной: необходимо срочно прекращать перестройку, ибо перестраивать нечего.

Применительно к жизни пары, семьи как микрокосма общества такие разнородные логики рассуждения приводят либо к требованиям консервации семейных структур и возврату к патриархальщине (у почвенников), либо к проповеди полной свободы внутрипарных отношений. Разберемся и мы в вопросе: что же означает кризис семьи и каков смысл тезиса о перестройке семьи? По сути, кризис означает появление новых требований в отношениях между партнерами, причем требований внепсихологического порядка, т. е. пришедших извне. Под вопрос ставится весь набор традиционалистских представлений и ценностей, что обозначалось в нашей застойной идеологизированной литературе как «кризис американской семьи», или шире — как «кризис буржуазной морали», «кризис буржуазного общества и культуры», «конец американской мечты».

На самом деле в критическом состоянии пребывала вся система насилия и господства, имеющая, без сомнения, глубокие экономические корни. В кризисе находились и институты ее жизнеобеспечения: школа, семья, брак, межличностные отношения. Поэтому контекст микрокризиса оказался глобальным и, скажем сильнее, социетальным. Что касается феминистских движений, то не они были причинами или катализаторами кризиса; в лучшем случае феминизм и поныне является симптомом состояния общества.

Ответ на вопрос, насколько феминистская синтезированная теория и идеология может описать положение женщин, мы уже дали в первой главе. Но может ли феминизм в форме феминистского постструктурализма предложить «излечение» социальных связей и обеспечить его на практике? Пока воздержимся от ответа на поставленный вопрос.