Господство фаллоса

В результате социального господства фаллоса женщина становится объектом желания со стороны мужчины, ребенка и самой себя, ибо она не имеет пениса и потому ущербна в патриархатной культуре. Наличие пениса становится алиби (биологическим, физическим, но все же алиби!) социального разделения полов и дискриминации женщин. С точки зрения ребенка (а исследования культурантропологического плана показывают, что эта ситуация универсальна в современных обществах и что существует даже «африканский Эдип»), нужда матери в пенисе и его отсутствие открывают путь господству культа фаллоса в сексуальности. Тогда, как верно замечает К. Клеман, «отсутствие пениса = фаллосу». На деле воображаемый фаллос оказывается ни фантазмом, ни каким-либо реальным объектом, но означаемым для всех социальных смыслов и означающих. Лакан приводит пример с лентой Мебиуса для того., чтобы проиллюстрировать то обстоятельство, что фаллос всегда ускользает от всего, что его означает, и, таким образом, он оказывается в фундаменте языка, в основе всей социальной связи и истории. Но чтобы убрать фаллос из фундамента общества, следует так или иначе (возможно, в соответствии с, казалось бы, безумными советами шизоаналитиков) изменить современное общество и систему родства по мужской линии. Тем самым устранится и мнимая величина, существующая как значимый хозяин всех индивидов, как источник всей тайны полового происхождения человечества.

Большинство феминистских авторов подчеркивают серьезные завоевания женщин за последние 100 лет, хотя дискриминационная социальная политика даже в правовых и демократических обществах Запада нацелена на приспособление женщин для выполнения социальных ролей жены и матери — «хранительницы семейного очага». В соответствии с либеральным принципом этой политики — «равные, но различные» — в женщинах всячески культивируются качества самопожертвования, терпимости, эмоциональности.

Основанный на патриархатной культуре здравый смысл отводит женщинам в сфере общественного производства область сервиса, полагая, что «агрессивные» сферы бизнеса, менеджмент

та и политики нуждаются в мужчинах и их качествах. Не будем здесь говорить об ужасающей эксплуатации дешевого женского труда на тяжелых работах, проводимой государствами, объявившими себя обществами «реального» и даже «развитого социализма»!

Патриархатное общество по самым разным каналам — религия, информатика, образование — призывает женщин быть желанными и в идеале отдать свою сексуальность только одному мужчине, направив при этом эмоциональную энергию на него и детей. Характеристика такого положения прессой как естественного уже в 70-е годы вызвала резкий протест феминистских авторов, которые представляют три направления реальной феминистской политики. Н. С. Юлина справедливо принимает западную типологию феминистской мысли (и феминистского движения) в качестве достаточно условной, однако она не показывает специфику этих позиций как направлений женского мышления и женской логики, в целом женской политической деятельности.