Игры в обществе

Эрик Берн показал определенный тип взаимоотношений между людьми — игры. Мы не будем останавливаться на его терминологии, описании этих игр. Отметим лишь, что игры являются одним из способов структурирования (заполнения) времени для двух и более лиц, т. е. социальной группы. Берн называет игрой «серию следующих друг за другом скрытых дополнительных трансакций с четко предсказуемым и определенным исходом…»

Трансакция — единица общения. «Люди, находясь вместе в одной группе, неизбежно заговорят друг с другом или покажут свою осведомленность о присутствии друг друга. Это мы называем трансакционным стимулом. Человек, к которому обращен трансакцион-ный стимул, в ответ что-то скажет или сделает. Мы называем этот ответ трансакционной реакцией». Трансакция считается дополнительной, если стимул влечет за собой местную, ожидаемую реакцию… Скрытые трансакции требуют более чем двух состояний Я. Игры отличаются от других способов структурирования времени двумя параметрами: 1) скрытыми мотивами; 2) наличием выигрыша.

И действительно, многие люди играют в эти бессознательные игры, получая определенный выигрыш. Берн считал, что в более широком плане игры являются важной частью неосознаваемого плана жизни или сценария человека. О. М. со своим мужем играли в «игру», похожую на описанную Берном с названием «Если бы не ты» (ЕНТ). О. М. жаловалась, что ее муж во многом ее ограничивает, постоянно требует какого-то отчета. В семейных скандалах она часто говорила: «Если бы не ты…» В упрощенном виде их семейный диалог выглядит так:

Муж: «Сиди дома, приготовь обед, вымой пол». Жена: «Если бы не ты, я бы не сидела дома, а сходила бы куда-нибудь развлечься».

В диалоге «участвуют» состояния Я, представление которых было дано в начале главы. «Это диалог на социальном уровне: Родитель (состояние Я-Родителя мужа)—Ребенок (состояние Я-Ребенка жены). На психологическом уровне скрытый семейный договор (игра) ведется с позиции Ребенок — Ребенок». Муж: «Ты всегда должна быть дома, когда я прихожу. Я смертельно боюсь, что меня бросят».

Жена: «Я так и буду вести себя, если ты поможешь мне избегать пугающих меня ситуаций».

В «ЕНТ» участвуют муж-тиран и подавляемая им жена, что мы имеем и в нашем конкретном случае. О. М. выбрала из своих «ухажеров» самого тираничного. Посмотрим на «вознаграждение», которое она получает от этой игры. Э. Берн выделяет несколько типов «вознаграждений».

1) «Внутреннее психологическое связано с экономией жизненной энергии. Подчинение власти мужа защищает жену от приступов невротического страха».

В то же время О. М. удовлетворяет и некоторые свои мазохистские потребности (в отличие от Берна мы не склонны отождествлять термин «мазохистские» только с сексуальным значением, а, скорее, понимаем его в смысле самоотречения).

2) «Внешнее психологическое «вознаграждение» состоит в уклонении от опасных ситуаций посредством игры».

3) «Внутреннее социальное «вознаграждение»: подчиняясь мужу, жена получает право заявлять «Если бы не ты» — это помогает ей структурировать время, которое она проводит с мужем».

4) «Внешнее социальное «вознаграждение» состоит во времяпрепровождении, родственном игре «Если бы не он», которой жена предается с близкими подругами, разделяющими ее точку зрения».

Игра «ЕНТ» является составной частью жизненного сценария О. М. Сценарий, вероятно, также имеет мазохистские тенденции. Подобные сценарии встречаются довольно часто, особенно среди женщин с подавленной сексуальностью. Их даже можно назвать типичными. Некоторое авторы (Саймон, Ганьон) выделяют «сексуальные сценарии», выступающие поведенческой программой человека. «Нормативные компоненты сексуального сценария— кто, что, с кем, где, когда, как и почему должен или не должен и не может делать в сексуальном плане — в общих чертах задаются соответствующей культурой. Однако это не исключает больших индивидуальных различий и вариаций количественного и качественного порядка».

Человек имеет, как правило, несколько сексуальных сценариев. «Во-первых, это сексуальная фантазия… во-вторых, план реального поведения, который субъект осуществляет, в-третьих, промежуточные ориентиры, используемые в процессе сексуального взаимодействия, в-четвертых, это как бы хранилища памяти, организующие прошлый сексуальный опыт в более или менее последовательное целое». Реальный сексуальный сценарий О. М. предполагает одного полового партнера — мужа. Воображаемый сексуальный сценарий предполагает наличие другого мужчины или изменение отношения к ней со стороны мужа. Она все же более склонна к реализации варианта мужа-друга, так как он защищает от страха; к этому же склоняют и ее моральные принципы.