Миф матриархата

Совершенно очевидно, что нельзя подобно Фрейду начинать анализ с общей теории психики, с выделения общих универсальных этапов психосексуального развития. Ведь так можно создать и прямо противоположную мифологию изначальной неполноценности мужчин, если принять за основу предполагаемое у мальчиков чувство стыда за свой маленький пенис — чувство, вырастающее затем у мужчин в ненависть к себе…

Не принимаем мы и пансексуализм Фрейда, но отнюдь не так, как это делается в критической литературе.

Ведь если мы поняли, что человеческая личность структурируется и первичными и вторичными социальными отношениями, всеми социальными институтами, то совершенно непонятно, почему следует ставить сексуальные связи в привилегированное положение по отношению к иным социальным связям, составляющим человека как индивидуальность. Разумеется, есть определенные социальные причины своего рода выпячивания сексуальности на передний план, но это не означает универсальности и первичности сексуальных связей в аффективной жизни человека.

Наконец, анализ Фрейда подразумевает наличие до Эдиповой стадии психосексуального развития, на которой ребенок находится в симбиотической связи с матерью. По сути, это возрождение мифа о матриархате, о первичном феминистском либидо (основанном на ауто-эротизме), подавленном мужской патриархатной культурой! Миф матриархата перекочевывает, таким образом, из широкого социального контекста в область существования предполагаемого женского либидо еще до репрессии его стадией Эдипа.

Получается так, как если бы женское начало всегда присутствовало в подавленном фаллократией состоянии; в итоге образуется один из ведущих постулатов агрессивного разрушительного феминизма: о необходимости уничтожения всякого социального устройства, включающего женщину в социальную связь.

Речь идет о разрушении языка и появлении специфического женского письма… Но таков, как мы видели в первой главе, проект женского письма, развиваемый Ю. Кристевой. Все концы сходятся, особенно

если учесть, что фундаментом модели Кристевой служит проблематика женской сексуальности, сформулированная Ж. Лаканом в русле его структурного психоанализа.

Работы Лакана по достоинству ценятся прогрессивной общественностью Франции. Когда основатель парижской школы фрейдизма умер, газета ЦК ФКП «Юма-ните» поместила подборку материалов о значении его для развития «целого поколения интеллектуалов»3. В журнале ЦК ФКП «Революсьон» были представлены неопубликованные ранее тексты Лакана, а Ж. Марше в обращении к семье покойного отметил, что имя Лакана неразрывно связано с углублением психоаналитической теории, что его труды в целом повлияли на движение французской мысли.

Столь высокие оценки вклада Лакана в развитие психологии связаны с длительным изучением новизны его концепции, возникшей под лозунгом «Назад, к Фрейду!», а также с учащающимися попытками переоткрыть те работы Лакана, которые сам он отверг как незрелые в процессе серии расколов французского психоаналитического движения. Если довоенные оценки фрейдизма французскими коммунистами были весьма однозначны (об этом говорит даже название статей внимательнейшего исследователя Фрейда — Ж – Политцера), то еще П. Низан отмечал в «Юманите» 10 февраля 1933 г. по поводу докторской диссертации Лакана, что в ней проводится сознательное влияние диалектического материализма, направленное против официальной психологической науки и деформации психоанализа в США. Совсем не случайно, что молодому Лакану А. Валлон предложил написать статью «Семья» в энциклопедию, появившуюся в период Народного фронта (1938 г.).