Невротические симптомы

Невротические симптомы при истерии ведут к частичному удовлетворению потребностей (в данном случае — потребности в признании со стороны мужа, стремления вызывать в нем нежные чувства) и формируют защитный механизм «бегства в болезнь».

У пациентки действуют и другие свойственные истерическому неврозу механизмы психологической защиты: механизм «вытеснения» (он выражает собой констатацию того факта, что какое-либо представление, существующее в сознании человека, может быть на некоторое время удалено, вытеснено из сознания). Этот клинический феномен означает «отказ от самостоятельного решения трудностей, уклонение от реальной оценки собственной роли в конфликтной ситуации». Также имеет место психологическая защита по типу «фантазирования» (вместо одной сказки О. М. написала две и др.).

Ортодоксальный психоанализ считает, что «симптомы создают замещение несостоявшемуся удовлетворению; благодаря регрессии либидо к более ранним периодам симптом каким-то образом повторяет тот вид раннего детского удовлетворения, искаженного вызванной конфликтом цензурой»6. Как вы успели заметить, между современными психиатрическими концепциями, объясняющими конверсионные симптомы, и ортодоксальным психоанализом много общего.

Постараемся более наглядно показать причины появления симптомов. У пациентки в начале полового акта

иногда возникало удушье в случае, когда муж вел себя довольно грубо, не было предварительных ласк, она ощущала к себе потребительское отношение. Этот симптом является замещением, частичным удовлетворением потребностей в муже-друге и гармоничных сексуальных отношениях. Мужской эгоизм супруга, стремление быстрее достичь собственного оргазма без учета особенностей женской сексуальности, а также недостаточное внимание к ней в повседневном общении вызвали у пациентки своеобразный протест, выразившийся в появлении удушья, что действительно служит «условной выгодой» для нее. Она отказывается от физической близости, которая не доставляет ей особого удовольствия, заставляет обратить внимание мужа на ее недуг, вынуждает его быть более внимательным и ласковым. При предварительных ласках и нежном отношении со стороны мужа при последующем половом акте пациентка испытывает оргазм.

Появление более выраженной симптоматики (приступы тошноты, удушья, дрожи в теле) связано со следующим обстоятельством: в последние месяцы перед возникновением этих «кризов» О. М. ухаживала за неизлечимо больной двоюродной сестрой. Они с детства были близкими друг другу людьми, взаимно доверяли личные «тайны», мнение сестры всегда было важно для О. М.

Сестра без особой симпатии относилась к мужу пациентки. Ее раздражали в нем властность, холодность, бескомпромиссность, о чем она говорила О. М. и во время своей тяжелой болезни. Подобным же образом к мужу О. М. относились ее родители, советуя ей подать заявление на развод. Обычно после таких бесед с родителями у О. М. удушье при коитусе возникало гораздо чаще. Со смертью сестры она острее почувствовала необходимость в поддержке, внимании и нежности со стороны мужа, в его дружеской опеке, чего вновь не получила. Это вызвало появление множественной симптоматики. После того, как пациентке был объяснен смысл происходящего, симптомы больше не повторялись (медикаментозная терапия не применялась).

Возникает вопрос, как О. М. поведет себя дальше в отношениях с мужем. В детстве и юности под влиянием родителей и существовавшей системы сексуального просвещения (точнее, отсутствия таковой) у нее, как и у многих других женщин, сформировались определенные взгляды на сексуальные взаимоотношения. Налицо подавление сексуальности (ее юношеские симптомы). У О. М. утвердилась сильная система запретов, поэтому мысль о появлении другого мужчины, разводе вызывает тревогу, чувство вины перед мужем. Но этот «моральный конфликт» возникает не так часто, поскольку муж ограждает ее от страхов, что подтверждается при анализе их любимой «игры».