Осознание своего «Я»

Чем же является «воображаемое» у Лакана? Оно характеризуется как отношение между индивидом и языковой позицией субъекта в специфическом идеологическом рассуждении — дискурсе. Индивид верит, что именно он — автор своего рассуждения, что он контролирует свое мышление и свою речь.

Индивид (он или она) воображает, что он — тип субъекта, предполагаемого классическим гуманизмом, т. е. тип рационального субъекта — источника власти и языка, а не их продукта. По Лакану, воображаемое отождествление человека с позицией субъекта создает эмоциональную и психическую силу, дополнительную мотивацию в социальной связи людей. Сама связь предстает как набор социальных институтов и соответствующих им дискурсов, даже целых «дискурсивных полей». Все они предлагают индивиду на выбор ряд форм субъективности-—нормальных или извращенных с точки зрения различных политических интересов.

В итоге Лакан оказывается перед проблемой анализа роли идеологий в формировании человеческой субъективности. А это во многом традиционная марксистская проблема. Так, П. Брюно пишет: «Если допустить, что понятие исторически детерминированной потребности относится, как об этом говорит Лакан, к регистру желания, то основная проблема, подлежащая разрешению, будет заключаться в определении того, каким образом противоречия исторического развития детерминируют желания, причем есть все основания считать, что эта детерминация осуществляется через идеологию. С другой стороны, тезис о том, что желание субъекта есть желание Другого, усугубляющий идею субъективации, приобрел бы в этой связи исторический аспект, которого ему в настоящее время еще недостает».

Лакан описывает модель воображаемой структуры субъективности, которая пока еще не рассматривалась нашими исследователями в позитивном плане. А ведь это центральное ядро лаканизма, его постструктуралистское измерение, устремленное в будущее социальной теории. Лакан подчеркивает, что воображаемая структура субъективности и языковая структура бессознательного (как сферы подавленных значений) образуется при вхождении индивида как говорящего субъекта в символический порядок языка, социальных институтов и их идеологических дискурсов.