Отношения пациента и врача

Перенесение является своеобразной внушаемостью, основано на доверии, уважении к врачу, преувеличении его личных качеств. Для чего же нужно перенесение? Оно служит сильным стимулом для выздоровления, особенно для преодоления сопротивлений, которые врач открывает пациенту при анализе (критика врача, нежелание сообщить приходящие в голову мысли на основании того, что они не значимы для данной ситуации и др.) Бывает, что врач в процессе психотерапии, не только аналитической, переносит свои чувства на личность пациента, участвует в его переживаниях.

Это явление называется контрперенесением (контртрансфером). Так, английский психоаналитик Масуд Кан описал эпизод, который произошел с ним во время психоаналитического сеанса с одной из пациенток. «Она начала тихо плакать, все ее тело выражало скорбь. Я ощущал ее страдания, их реальность, чувствовал их в себе самом… Трудно выразить это словами…». Контртрансфер тесно связан с понятием эмпатии (эмпатия — это постижение эмоциональных состояний другого человека в форме переживания и сопереживания). Перенесение встречается не только при психоанализе. Оно возникает во всех человеческих отношениях, когда один человек доверяет другому, более того, верит в его авторитет.

Трансфер является в первую очередь перемещением, сутью которого выступает воображаемое временное отношение и ложное отношение к личности аналитика. Фрейд работал и с негативной концепцией трансфера, и с позитивной: подчеркивая сексуальные вложения в трансфер и контртрансфер, он показывал важность эффективного регистра в отношениях аналитика и пациента в процессе лечения. В этом плане трансфер оказывается выражением аффективных потребностей субъекта, вызываемых аналитическим действием врача.

Само существование трансфера доказывает существование бессознательного и, в конечном счете, демонстрирует различие внешней реальности и реальности психической, внутренней. Совершенно недостаточно говорить пациенту (ему или ей): «Вы любите не меня, а своего отца», напротив, в действительности применяется формула: «Вы меня любите, но я Вас не люблю». Эта формула драматизирует ситуацию.

Но катастрофической была бы фраза: «Вы любите меня, и я Вас тоже», ибо в этом случае реальность взорвала бы отношения пациента с его воображаемым. Что же доказывает трансфер? Он доказывает существование пути, по которому движутся телесные пульсации (сексуальность) и переходят в область иллюзий — любви, даже в наиболее платонической ее форме. Речь идет о телесной укорененности иллюзорных образований и фантазмов.

Но в то же время трансфер показывает позитивный характер этих иллюзий, обладающих собственной реальностью, вовсе не заданной их т елесным происхождением. Чувства пациента к аналитику реальны: индивиды, любящие аналитика, живут в собственной реальности. Но как же быть тогда с объявлением о воображаемом характере иллюзий? Иллюзии и чувства имеют значимый характер для индивидов, а сам трансфер является своего рода мобилизацией аффективных сил и защитой против потока эффективности.

Психоаналитическая беседа как процедура имеет два измерения: лингвистическое и аффективное, т. е. сексуально укорененное. Это живой язык, обладающий собственной речевой структурой, подлежащей дешифровке, исходящей из учета второго измерения.