Противопоставление мужчины и женщины

Само западное мышление оперирует неравноценными членами бинарных противопоставлений: они составляют иерархические пары, в которых позитивный член господствует над негативным, привлекая к себе внимание и симпатию,— происходит признание большей важности позитивного (присутствующего) члена. Таковы отношения в парах белый — черный, свет — тьма, присутствие — отсутствие, общественный — частный, человек— зверь, мужчина — женщина. Это обстоятельство фиксируют все структуралисты, но особенно подчеркивает Ж. Бодрияр: процесс обозначения указанных оппозиций мышления переходит в процесс дискриминации терминов и в установление иерархических отношений внутри каждой пары. И Деррида, и Бодрияр при этом исходят из факта, давно подмеченного лингвистами. Так, И. С. Кон пишет: «Лингвисты давно уже заметили, что хотя в системе бинарных оппозиций (мужское — женское; хорошее — плохое) обе категории коррелятивны, их семантический статус неодинаков: одна категория выглядит более важной, отправной… тогда как вторая кажется производной, «маркированной», ее значение определяется через первую, немаркированную категорию.

Например, в оппозиции «мужчина — женщина» немаркированной категорией обычно бывает мужчина, а в оппозиции «взрослый — ребенок» — взрослый. Это правило действует и при соотнесении разных социальных идентичностей: представителям «высшей», немаркированной категории приписывается большая степень V свободы и индивидуальной вариабельности поведения».

Деррида решительно выступил против односторонней оценки положительного термина в паре и выдвинул принцип деконструкции пар в качестве средства разоблачения неравенства понятий, на которых построены вся европейская культура, западное мышление и либералистская политическая система. Он настаивает на поиске общей, нейтральной, хотя и скрытой предпосылки терминов, задающей тип социального господства и подчинения. Особо отметим, что подчинение реализуется посредством языкового господства, т. е. вместо традиционных представлений о языковых выражениях власти («дискурсии власти») обнаруживается новое поле идей, позволяющих увидеть власть языка («власть дискурсии»). В результате предполагается, что деконструкция с «разборки» терминов и понятий обыденного и официального употребления может быть перенесена на мир социальных связей с целью разрушения наиболее репрессивных, а потому и малозаметных от своей повседневности, отношений людей в семье, в школе, в образовательных системах, в армии, на заводе. В структуралистском психоанализе эта активность деконструкционизма проявляется наиболее ярко. Так, Ж. Лакан — основатель парижской школы фрейдизма — пришел к выводу о том, что «женщина не существует», имея в виду, в первую очередь, сугубо социальный, знаковый характер образования желаний мужчины и желаний женщины. Радикальные критики

Лакана и основателя учения шизоанализа как антипода психоанализа — Ж Делез и Ф. Гваттари — в работе «Капитализм и шизофрения. Анти-Эдип» (том 1), рассуждая об условности желаний и сексуальности, об их иллюзорности при половом делении людей средствами языка только на два пола (так называемое «молярное» распределение людей по полам), все же призывают к уничтожению основной оппозиции «мужской — женский» путем перехода к «молекулярному распределению» полов среди индивидов. Их принцип звучит анархически: сколько индивидов, столько же и полов! Авторы ссылаются на метафорическое выражение А. Арто: «Я есть мой отец, моя мать и я сам». На практике речь идет об уничтожении оппозиции «мужской — женский» посредством выявления общей «нейтральной посылки» этих терминов. Такой посылкой оказывается анус. Именно эта посылка, создающая «великий фетиш» — фаллос,— и подлежит устранению во имя распределения множества полов среди индивидов по принципу «каждому свое различие и свой пол как непрерывное становление» в качестве человека, зверя, существа, мужчины, женщины…

По сути, Делез и Гваттари предлагают «десексуализацию» общества в качестве ведущего условия ликвидации социального угнетения. Основным видом угнетения они, однако, считают подавление «европейского человечества папами-мамами» (т. е. жестким разделением индивидов по признаку пола), при этом психоанализ Фрейда оказывается в роли одного из главных, по крайней мере, теоретических угнетателей человечества.