Равенство полов

Прямой противоположностью интенсивной критики фаллократии является полное забвение проблемы равенства полов. Но чего стоят тезисы «открытой защиты» социализма с «человеческим лицом», если равенство возможностей людей независимо от «социального происхождения, расы, национальности, вероисповедания, регионального и возрастного положения», видимо, опирается на подразумеваемый и декларируемый в реальной жизни постулат равенства полов? Очевидно, что простой учет ситуации полового неравенства заставит по-иному взглянуть на иерархию различий индивидов. Рассуждая о фаллократии, прогрессивному автору (мужчине и женщине) следует иметь в виду прежде всего модель равенства полов и тем самым призывать к борьбе не против мужской власти, но за…общее освобождение мужчин.

Думается, что и равенство — вовсе не просто равенство, и тем более не либералистски провозглашенное равноправие. Равенство включает в себя права на…различие и их реализацию. Только в этом случае освобождение мужчины будет и освобождением женщины. По сути, речь идет о практическом и теоретическом занятии женщиной тех же позиций, которые занимает мужчина по преимуществу. Изменится ли тогда господствующее стереотипное представление о женской логике и интуиции, о женской чувственности и материнстве? Пока об этом судить рано.

Вменение человеку чего-либо в вину и по сей день остается сильнейшим орудием власти повсюду. Так, западная буржуазия и ее пресса всегда обвиняли интеллектуалов, а часто и культурный средний класс в том, что они не создают прибавочную осязаемую стоимость. Рабочие обвинялись в малокультурности — в том, что они не посещают театры, женщины — в деполитизации и малой социальной активности. Но ведь то же вменение в вину, хотя и в иной форме, наличествовало в Административной системе: «С самого детства и далее постоянно институты социализации пытались приучить члена общества к тому, что он является должником Системы, что он должен быть благодарен партии и правительству, «лично товарищу Сталину» и т. д. и т. п. практически за все. В качестве же благодарности он был опять же должен хорошо трудиться, исполнять общественные обязанности, быть примером и т. д. и т. п.— одним словом, быть образцовым винтиком в отлаженной системе сталинизма». Конечно, зрелый обузданный капитализм (по сути, приватизм с элементами социализма) представляет огромный прогресс по сравнению с описанной выше феодальной системой. Но вся борьба впереди и на этой исторической площадке.

В нашей стране на авансцену жизни выходит третье поколение «советских людей» (а на Западе — поколение, вкусившее горькие плоды сексуальной революции и сладкие плоды потребительского рая): это новое поколение новых мужчин и женщин с новыми видами демографического поведения уже создает иные роли в семье, в сексе, в жизни любой пары. Реальные изменения происходят значительно быстрее, чем протекает эволюция нравственности и представлений. Иначе говоря, изменение общественных связей автоматически не влечет за собой изменение человеческого воображения и сознания. Естественно, что общество нуждается в своего рода культурной революции в области сознания против ретроградных представлений. В этой области просто необходима борьба с фаллократией. Однако полный успех придет лишь тогда, когда борьба с фаллократией совпадет с глубинным социально-экономическим преобразованием общества в направлении демократизации и приватизации форм собственности.

Спонтанные изменения общественного сознания могут привести в лучшем случае к тому, что молодежи покажется устаревшим и излишним символическим жестом предстать перед господином мэром, подобно тому как их родители осознали необязательность заключения брака по церковному обряду.