Сексуальность. Три вещи не играют роли: возраст, внешность и характер

Сексуальность. Три вещи не играют роли: возраст, внешность и характер

Когда девушке 20 лет, ей море по колено, она себе нравится, она никого не опасается, она сама выбирает, кого хочет, она посылает мужиков направо и налево. Вопрос, что с ней такое случается через 15 лет, что ее легко не узнать? Возникает какая-то убогость, она сама себе не нравится, она начинает бегать по косметическим салонам и пластическим хирургам, и каждому этому одна повод — патологическое желание удержать молодость и наконец понравиться.

Типичная походка женщины в возрасте 35+ – стопы носками вовнутрь, спина ссутулена. Походка получается неуверенная. Женщина начинает все огромнее краситься, применять все огромнее косметики, так как она стесняется своего подлинного лица. Отлично, если этим ограничивается, но бывают и тяжелые случаи, когда женщина начинает с легких косметических процедур, потом переходит к больше серьезным, а заканчивается все чередой операций. На самом деле это тяжелая патология — подвергать себя физическому насилию, разрешать себя изрезать без каких-либо медицинских показаний. Одно дело, когда операция нужна для сохранения здоровья либо жизни. Но здесь-то таких показаний нет.

Сексуальность. Три вещи не играют роли: возраст, внешность и характер
Но малоприятный сюрприз состоит в том, что все эти методы ухватиться за молодость, удержать ее всякий ценой, не срабатывают.
И вот отчего.

У женщины в голове сидит стереотип, что в 20 лет меня все любят. Значит, дабы меня любили, мне должно быть как словно 20 лет. Ей в голову не приходит, что в 20 лет ее все хотят не потому, что у нее грудь высокая либо попа упругая. А потому что она сама себя в 20 лет любила. Она сама себе нравилась. А в условные 35 женщина теряет свою вот эту убежденность в том, что она красива.

У нас в стране есть гипертрофированный культ молодости. От 20 до 40 лет мужчина вообще не думает о своей молодости. А в 45 и старше мужчина с ужасом осмысливает, что стареет. И дабы уговорить себя в том, что он все еще симпатичен, он начинает искать себе молоденькую подружку. Не факт, кстати, что обнаружит, но сама увлеченность его в молодой девушке порождает данный культ: нравятся только молодые, хотят только молодых.

Есть комплект штампов, которые не работают. Замуж выходят молодые. Хотят прекрасных. Есть особые места, где нужно знакомиться с верными мужчинами. Есть комплект знаний, тот, что нужно освоить, дабы тебя ценили. Все это ересь. Ты можешь встретить очаровательного мужчину в автобусе, когда переносила мусор, в очереди в магазине, где желательно.

Три вещи не играют роли: возраст, наружность и нрав.

Я не устаю повторять, что люди, окружающие, воспринимают тебя только так, как ты сама воспринимаешь себя. Это и мужчин касается, но речь теперь не о них. Как ты себя ощущаешь — так и ты и выглядишь. Отчего? Да потому что мужчина все равно будет видеть не наружность, а ее самоощущение. А если она дошла до того, что готова ходить с чужим лицом, то внутри она настоль крепко не любит самое себя, себя настоящую, что никакая операция этого не спрячет.

Сексуальность. Три вещи не играют роли: возраст, внешность и характер

Что такое сексуальная привлекательность
Сексуальная притягательность — это не комплект параметров, которым нужно соответствовать. Сексуально симпатично то тело, которое сама его хозяйка любит и считает сексуальным. Я могу сходу назвать десятки достаточно знаменитых пар, где женщина не то что не соответствует канонам красоты, принятым сегодня в обществе, но искренне не прекрасна. Йоко Оно — самый блестящий пример. Ни лица, ни фигуры, ничего такого. И Леннон — раскрасавец, широкоплечий, эпохальный. Пирс Броснан и его жена весом в 120 килограммов. Хью Джекман и его Дебора. Бандерас и Гриффит. Дозволено перечислять и дальше. Секс — не в том, какое у тебя тело, вес, возраст, сколько морщин и так дальше. Секс идет изнутри. Человек так устроен, психика его так устроена, что как только человек начинает нравиться себе, он здесь же находит и пару, и внимание, и востребованность, и отношения. Ни возраст, ни наружность, ни нрав здесь абсолютно ни при чем.