Стремление женщины стать мужчиной

Психоанализ — во всех его версиях — подчеркивает бессознательное желание женщины стать мужчиной. И это стремление неудивительно в мире, где мужчина занимает господствующую позицию. В этом мире его орган обладает символическим значением мощи и власти, в то время как женщина благодаря обладанию «маленькой вещью» (Фрейд) попадает в приниженное социальное положение. Оказывается, что человек изначально бисексуален, но исторически сложилось так, что отправной точкой формирования полов служит мужской пол. Если женщина бессознательно стремится стать мужчиной, то верен и обратный процесс. Новейшие исследования показывают, что и у мужчин наблюдаются фантазмы беременности. Мы не говорим здесь о достаточно редких фактах сознательного стремления мужчин к переделке собственного пола; речь идет о массовых фантазмах, грезах беременности тех, кто от природы не может быть беременным.

Из этих фактов следует заключить, что изначальное неравенство полов фиксируется психоанализом на уровне человеческого индивидуального бессознательного, а потому Фрейд вовсе не «фаллократ», в чем, как мы видели, его обвиняет радикальный феминизм. Если быть более точным, то речь может идти об изначальной «диссимметрии полов». Эта диссимметрия задана структурой родства (мать — родитель со стороны биологической, отец — со стороны символической, институциональной). В такой структуре, по Леви-Стросу, сексуальность как биологический факт становится социально регулируемым явлением.

Далее речь может идти о семейных структурах (патриархальной, эгалитарной, неполной и т. д.), связанных с производственными отношениями и выражающих в исторически определенной форме саму структуру родства. Наконец, идеологическое осмысление семьи как социального института в связи с подготовкой в образовательных структурах мальчиков и девочек к исполнению ими семейных ролей. Отсюда и постоянное возвышение обществом мужских профессий и функций. В перечисленных же структурах находятся и истоки тех образов мужчины (мужественности), женщины (женственности), которые формируются у нового поколения.

Казалось бы, и это показывает психоанализ, структура бессознательного всего лишь выражает изначальную диссимметрию полов. В такой картине женская сущность оказывается продуктом исторического развития, социальных институтов, классового господства и мужской изначальной власти. Все это весьма походит на марксизм, но тогда каков вклад марксизма и психоанализа — по отдельности — в такую картину?

Действительно, картина явно упрощенная: вне всякой истории находится формирование, структура желаний — желаний мужчины и желаний женщины. Вот в расследовании процедур формирования желаний (а они вовсе не совпадают с анатомически определенным полом) первая скрипка и принадлежит психоанализу.

Человеческая сексуальность, оказывается, характеризуется психоанализом не только со стороны несовпадения пола биологического и социального, не только как социализация сексуальности, но и как процесс расслоения пульсации эффективности.

В таком расслоении возникает человеческая сексуальность как бисексуальность, включающая женское начало в мужское, а мужское — в женское. Данные социобиологических исследований показывают, что мужское и женское начало существует у высших приматов почти в той же первичной форме, как и у людей: мужчина агрессивен, женщина пассивна. Применительно к человеческому обществу это означает, что именно социализация сексуальности расчерчивает тела на эрогенные зоны, а сама сексуальность формируется под влиянием отношения к противоположному полу.