Воздействие сексуальности на человека

Очевидно, что психоанализ развивает теорию субъективности, теорию психической реальности, т. е. того, что формирует свободу или внутреннюю несвободу человека. И в этом плане психоанализ в значительной мере дает нам знания о неосвещенных уголках человеческой субъективности.

Понятно, что и обращение марксистов к наследию раннего Маркса (к чему призывал в свое время Р. Га роди, а позже и совсем по-иному Л. Сэв) все же нуждается в психоаналитическом опыте изучения формирования субъективности под влиянием языка. Лакановская формула «язык как условие бессознательного» ставит психоанализ не просто в позицию «науки о бессознательном», но в позицию «науки о субъективности».

С точки зрения этой дисциплины (что показывает трансфер), бессознательное служит основанием субъективности, причем трансфер во многом выявляет воздействие сексуальности на структурирование субъективности человека. Если же учесть смешанный характер человеческой сексуальности —биологический и социальный одновременно — то становится понятно, что сексуальность каждый раз заново для каждого индивида становится (говоря словами Леви-Строса) «драматической встречей природы и культуры».

Сексуальность функционирует как надстраивание пульсации над функцией, и образование желания происходит благодаря тому обстоятельству, что из всех инстинктов лишь сексуальный имеет потребность в другом человеке для своего стимулирования. Поэтому сексуальность выходит за пределы великих функций самосохранения.

Трансфер показывает бесконечный процесс гоминизации сексуальности и сохранения биологической инфраструктуры человека. При этом фиксируется доязыковое пространство формирования человеческих желаний, а также языковый характер формирования запроса и полового желания, реализуемого в сценариях.

Таким образом, психоанализ вводит сексуальное измерение в формирование субъективности и образование человеческих желаний. Но возможно ли на формирование субъективности распространить марксистское стремление управлять законами природы и общества на основе их научного познания? Иллюзорно ли такое стремление, опасно ли оно? Вообще, достижима ли сфера «слишком человеческого» свету идеалов разума, прозрачности социальных связей? В Заключении мы покажем, что формирование субъективности и ее функционирование реализуются в основном на базе сценариев, понятых как вера, как своего рода воображаемое, имеющее реальное значение для субъектов. Марксистский и социалистический проект, в сущности, может быть интерпретирован как разновидность такой веры—и уже одно это обстоятельство свидетельствует, что человек не существует вне воображаемого (и его различных форм: идеологии, утопии, науки).

Это показывает также, что речь не может идти о всеобщем проекте социального освобождения —

замене «воображаемого, иллюзорного солнца» реальным — как коперниканском перевороте. Заметим, что именно такой проект выдвигал молодой Маркс в отношении религии. Критику всякой идеологии он начинал с критики религии,— такова тенденция от «Немецкой идеологии» до «Экономическо-философских рукописей 1844 г.» Да и сам образ идеологии как «камеры-обскуры» еще подлежит серьезной разборке и замене, что уже начали делать французские марксисты (Л. Альтюсер и его соавторы).

Когда пациент впервые консультируется у психотерапевта, он, как правило, дает разнообразные спонтанные, зачастую несвязанные данные из своей биографии, касающиеся его настоящего конфликта и отдельных факторов из прошлого. Индивидуальный миф предоставляет врачу полезную информацию, поскольку при его написании действуют сознательные и бессознательные факторы, которые выражаются на бумаге и часто удивляют самих авторов. Согласно утверждениям представителей психодинамического направления западной психотерапии (Р. Ассаджиоли), в письменной форме люди отражают другие аспекты своей личности, чем в устной.

Разделяя эту точку зрения, мы полагаем, что наш подход позволяет врачу быстрее понять своего пациента и рекомендуем использовать его даже не столько как вариант психоаналитической терапии, сколько как своеобразный метод краткосрочной психотерапии с применением отдельных техник психоанализа, что дает возможность за небольшой период времени в условиях преимущественно амбулаторной и консультативной практики оказать достаточно эффективную помощь пациентам.