Запрет инцеста

В обществах с родством по материнской линии женщины были прародительницами жизни, поскольку они вступали в отношения со сверхъестественным существом, их оплодотворявшим. В таком представлении и в таком способе обращения с человеческим телом, несомненно, выражены соответствующие общественные отношения, и в первую очередь отношения производств! Для анализа этой представленности общественных отношений в воображении людей вовсе не надо обращаться ни к пансексуализму. Фрейда, ни к теории инстанций личности Ж Лакана. Действительно, при чем здесь психоанализ, когда индивиды воображают, будто сперма не имеет отношения к зачатию, но лишь дух материнского клана (а в ряде обществ — и дух отцовства, отцовского клана) проникает в кровь женщины? Поэтому сексуальность в широком смысле — как способы обращения с телом, его эротизация, как некий образ жизни (с ударением на слове «образ»)—заложена в самом образе тела, точнее, в представленности общественных отношений в образе тела.

Работы известного французского структуралиста К. Леви-Строса обосновывают гипотезу о том, что родственные связи, в сущности, являются обменом: в истории человечества, таким образом, был обмен женщинами. Этому обмену между различными общностями соответствует запрет (табу) инцеста. Табу инцеста запрещает половые связи женщин с мужчинами своей группы— отношения братьев с сестрами. В результате формируется экзогамия, т. е. брачные отношения вне своей группы. По сути, показывает Леви-Строс, группа находит вне себя условия своего воспроизводства, тем самым создается основа истории, цивилизации и культуры. Однако Леви-Строс фиксирует в качестве единственно возможного обмена лишь обмен женщинами: для него только он выступает в качестве основания становления человеческого общества. Получается, что господство мужчин — единственно возможное условие человеческой истории!

С одной стороны, согласно взглядам Леви-Строса, брак (синоним обмена женщинами между общностями) является инструментом господства; с другой стороны,

Освобождение женщин, будучи в этой системе представлений подобием уничтожения брака (в духе радикального феминизма), угрожает уничтожить всю культуру и ведет к установлению совершенно невообразимого социального порядка! Впрочем, на утверждении такого порядка настаивают авангардистские мыслители постструктуралистской ориентации — авторы шизоанализа Ж Делез и Ф. Гваттари.

Нам же представляется (и в этом мы солидарны с марксистом-антропологом М. Годелье), что запрет инцеста вовсе не обязательно влечет за собой обмен женщинами. Речь идет о фундаментальном условии воспроизводства рода человеческого — об обмене условиями труда (по К. Марксу), труда по обработке людей людьми и труда по обработке людьми природы. Оказывается, что человечество с самого начала не способно существовать без обмена между людьми условиями воспроизводства их жизни. Обмен между обособленными социальными группами возможен в трех вариантах: обмен мужчин женщинами, обмен женщин мужчинами и циркуляция мужчин и женщин между группами. Из этих вариантов человечество выбрало второй, точнее, именно он оказался реализованным в истории, причем в результате господства мужчин над женщинами. Так что Леви-Строс просто постулировал вечность данной исторической ситуации, в целом верно зафиксированной в его теории.